Металлопрокат

Оптовая и розничная торговля с доставкой на объект

Новости

Архив новостей Тарута опять хочет судиться с бывшими партнерами по ИСД

Бизнесмен Сергей Тарута снова хочет судиться с бывшими партнерами. Об этом он сказал в интервью изданию "Экономическая правда".

По словам Таруты, бывшие партнеры по корпорации "Индустриальный Союз Донбасса"(ИСД) так и не рассчитались с ним после сделки по покупке контрольного пакета акций ИСД российским "Внешэкономбанком"(ВЭБ). В частности, Тарута утверждает, что его бывший партнер Олег Мкртчан должен ему 281 млн долларов, а Виталий Гайдук должен ему 150-170 млн долларов.

"Гайдук не рассчитался за активы, которые он должен был передать в рамках сделки от 2009 года по своему выходу из ИСД. Та сделка подразумевала, что он должен передать нам с Мкртчаном гостиницу Hyatt и другие активы, но не передал. Уже после сделки по ИСД, в марте 2010 года, он сказал, что не хочет вести бизнес на троих в остальных активах, которые не связаны с корпорацией. После этого мы договорились с ним об обмене: я и Мкртчан выходим из строительного холдинга и передаем ему свои доли, а он выходит из транспортного и передает его нам с Мкртчаном. То есть мы меняемся активами.Строительный холдинг Гайдук себе забрал, а транспортный не отдал. Точнее, Мкртчан там подсуетился, выстроил с Гайдуком отношения, и все то, что Гайдук должен был передать Мкртчану, все отдал. Тот же Hyatt, тот же транспортный холдинг. Также Гайдук забрал себе офис ИСД и компанию "Укрстальконструкция", за которые не рассчитался", — сказал Тарута.

Ранее бывшие партнеры по ИСД Гайдук, Тарута и Мкртчан подали друг против друга иски в Высокий суд Англии и Уэльса с целью взыскать долги, образовавшиеся после раздела ИСД, однако летом 2020 года суд отклонил все иски.

По словам Таруты,  была подана апелляция на предыдущее решение Высокого суда Англии и Уэльса, которая была принята судом к рассмотрению в сентябре 2020 года. Слушания состоятся летом этого года.

Тарута добавил, что и сам ВЭБ также в полной мере не рассчитался с ним за покупку ИСД и до сих пор должен ему около 30 млн долларов. 

Кроме того, он сообщил что один из активов ИСД, венгерский завод Dunaferr, находится на грани банкротства из-за неэффективного управления менеджеров ВЭБа.

"Это очень хороший актив. Это единственный металлургический завод на территории Венгрии, который имеет сумасшедший потенциал. У меня была программа его развития. Когда я контролировал ИСД и управлял им, в этот завод было инвестировано 250 миллионов евро. Были созданы мощности, у нас была правильная стратегия: делать на нем автомобильный лист. Потом на Dunaferr россияне поставили своего директора. Он не металлург и далек от того, чтобы правильно и эффективно управлять предприятием. Он слушал только россиян, а те вымывали из завода деньги через подставные структуры. Сейчас ситуация также является очень сложной, предприятие практически остановлено", — рассказал Тарута.

По его словам, в случае вмешательства венгерской судебной системы предприятие может возглавить его дочь.

Напомним, в конце января Тарута обвинил руководство ВЭБа в нарушении договоренностей по развитию компании и осуществлении планов по ее банкротству.

30 марта 2021 года Хозяйственный суд Донецкой области открыл производство по делу о банкротстве ИСД.

В декабре 2017 года ИСД заявила о потере контроля над ПАО "Алчевский металлургический комбинат", находящемся на оккупированной части Донбасса. По данным СМИ, меткомбинат перешел под контроль структур Сергея Курченко.

Незадолго до заключения соглашения Фонд национального благосостояния РФ внепланово разместил на депозите в интернете $2 млрд, что давало основания для предположений и слухов относительно политического содействия этой сделке. Общие инвестиции в украинскую металлургию в интернете оценивали в $8 млрд.

В 2013 году Тарута оценивал долг ИСД перед западными банками в $2,5 млрд. Бизнесмен считает, что во время вхождения россиян в состав акционеров ИСД была достигнута предварительная договоренность о создании вертикально-интегрированной горно-металлургической компании, но этого не произошло, и финансирование корпорации происходило за счет кредитов ее украинских акционеров — самого Таруты и Олега Мкртчана.